15 сент. 2017 г.

В Бресте открылась выставка «Генерал Франтишек Краёвски – герой возрожденной Польши»


"Брестский вестник"


Выставка «Генерал Франтишек Краёвски – герой возрожденной Польши» открылась 1 сентября в Генконсульстве Польши в Бресте. Судьба генерала интересна и наводит на некоторые размышления.
На выставку в польское консульство пришло много брестчан: актовый зал на втором этаже был полон, кондиционер едва справлялся с охлаждением воздуха. В зале присутствовали консул-руководитель Украины, почётный консул Чехии в Бресте, директор мемориального комплекса «Брестская крепость-герой», а также люди, чьи профессиональные интересы связаны с культурой и историей.


На стенах были представлены планшеты, на которых более семидесяти фотографий из архива семьи Краёвски, а также письма, архивные документы и статьи. Главным источником для статей послужили научные публикации историка Бартоша Закжевского, который был одним из важных гостей выставки. Его книга о 18-й пехотной дивизии Войска Польского в Советско-польской войне также была представлена, и её можно было купить за 40 злотых или 20 рублей. 


Первым на мероприятии взял слово генеральный консул РП Пётр Козакевич. Он был искренне восхищён судьбой генерала.
Когда распадается империя
Будущий генерал Краёвски был чехом по происхождению, и звали его Франтишек Краличек. Родился он 30 сентября 1861 года в Южной Богемии. Тогда это была территория Австро-Венгерской империи. Военную карьеру Краличек начал в 1883 году в пехотных подразделениях. Служба шла своим чередом, от звания к званию, включая учёбу в Академии Генштаба в Вене. За тридцать лет службы он дорос до звания подполковника и должности командира полка. И вот – Первая мировая война. Что мы знаем о той войне и той империи? Для многих самым ярким повествованием о том времени служат «Похождения бравого солдата Швейка». Тогда империя Габсбургов была самым большим государством Западной Европы с населением более 50 миллионов человек, около 10 процентов из них были чехи, как Франтишек Краличек. 

Сейчас кажется невероятным, но государственными были 11 языков! Как могла функционировать армия при таком многоязычии? Общим для военных был немецкий язык, но существовали ещё так называемые «полковые языки», на которые переводили служебные документы.
Итак, началась война, Франтишек Краличек командовал полком в обороне крепости Перемышль. При капитуляции крепости он попал в русский плен, после чего начинается череда побегов. На одном из стендов выставки сказано, что было четыре побега, удачным оказался последний. Он вернулся на австрийскую службу в 1918 году и получил звание генерал-майора. Но империя уже рассыпалась. Сначала объявила о своей независимости Чехословакия, затем – Государство словенцев, хорватов и сербов, Западно-Украинская Народная республика, а с провозглашением года независимости Польшей кончилась и империя... Можно представить себе состояние духа офицера, который давал присягу своему государству, а оно взяло и развалилось. Кому служить дальше? Франтишек Краличек сделал такой выбор: он сменил фамилию на Краёвски и отправился на службу возрожденному польскому государству.
В польском строю
Распад Российской империи породил такой же парад суверенитетов, как и в Австро-Венгрии. Каких только новообразований ни появилось: Польская республика, Советская, Донецко-Криворожская, Дальневосточная… Выжили немногие. И вполне естественно, что границы между ними определялись «по силе» – кто сколько отхватит. Первой войной, в которой генерал принял участие, была Польско-украинская. Ирония судьбы, но в той войне некоторое время Польша воевала и с Западно-Украинской Народной республикой, галицийским осколком Австро-Венгерской империи. Командовал генерал Краёвски пехотной дивизией, бои вёл на Полесье и Волыни, это был 1919 год.
Как он воевал? На выставке был представлен фрагмент мемуаров одного из сослуживцев: «В одном комплекте штабных карт всё было отмечено согласно приказам: направление наступления и всякая другая армейская ерунда. Но у него был и второй, личный и неофициальный комплект. И на фронте он пользовался только вторым.
…Так вот, денщик [на личном комплекте карт] написал рядом с населенными пунктами самую важную стратегическую информацию: названия и адреса постоялых дворов, ресторанов и отелей, в которых после занятия населенного пункта или поселения можно было как следует поесть. Когда шло наступление, мы, по правде говоря, двигались от одного постоялого двора к другому. Конечно, по пути надо было занять и территорию. «И что, он никогда не допускал ошибок?» – «Нет, всё работало, как хорошо налаженный механизм, потому что наша 18-я (пехотная) дивизия всегда была на один населенный пункт, пардон, постоялый двор, впереди, чем это было предусмотрено планом командования фронтом!»
Конечно, это напоминает стиль повествования бравого солдата Швейка, но старые вояки смотрят на войну цинично. К тому же не будем забывать, что в Польско-украинской и последовавшей польско-большевистской вой-нах сражались между собой фрагменты бывшей Российской империи.
Битва под Варшавой
А дальше начинается самый яркий период биографии генерала – участие в битве, которая стала судьбоносной для Польши. Напомним штрихами то время, которое предопределило и будущее Бреста как пограничного города. Вслед за успешной Киевской операцией, 4 июля 1920 года, Западный фронт РККА начал движение на Варшаву. Тщетно лорд Керзон из Лондона призывал Красную армию остановиться и установить границу по этнографической линии проживания польского и непольских народов. Казалось, что Польша на грани поражения. Германия, в расчёте на новый раздел Польши, закрыла транзит для польских товаров, в том числе военного назначения. Так же повела себя Чехословакия.
Однако случилось то, что в польской историографии стало называться «чудом на Висле». О том, что конкретно стояло за чудом, споры шли долго. Однако составными частями его были распыление ударных сил, ошибки фронтовой разведки, потеря связи и недисциплинированность командиров Красной армии.
В том сражении польские солдаты проявили большую волю к победе, чем красноармейцы. В составе 5-й армии, сражавшейся к северу от Варшавы, была и 18-я дивизия, которой командовал генерал Краёвски. Вскользь заметим, что командующий 5-й армией генерал Владислав Сикорский, командующие 1-й и 2-й армиями генералы Франтишек Латиник и Болеслав Рой тоже когда-то служили в армии Австро-Венгрии и учились в академии.
Примечательна та битва и активным использованием радиоразведки, причём преуспела как раз польская армия. Так называемое «Бюро шифров» к тому времени уже разгадало шифры, которые использовала Красная армия. Яркой страницей было и транслирование из Варшавы по радио библейских текстов, двое суток они шли в эфире на частоте канала, который использовался Красной армией, забивая возможность радиообмена. Тухачевский позже в своих мемуарах напишет, что «полякам повезло». Но за везением были и более реальные вещи.
Воодушевление после той битвы в Варшаве было велико. Один британский писатель в 1920 году даже включил эту битву в список 18 самых значительных в мире.
Брестский период
Одиннадцать лет Франтишек Краёвски был связан с Брестом: жил неподалеку от Брестской крепости, где служил командующим IX Полесским округом. 1 ноября 1922 года в возрасте 61 года генерал Краёвски уволен с поста командующего, и с 1 января 1923-го он ушёл в отставку. После этого генерал Краёвски остался в Бресте. Умер 22 ноября 1932 года. Установить место захоронения удалось с помощью фотографий, сохранившихся в архиве семьи. Это гарнизонное кладбище, но надгробие не сохранилось. Выступила на выставке и внучка генерала Велислава Краёвска. Она сказала, что взволнована происходящим и испытывает гордость не только за родного ей человека, но и за историю, которая честно рассказывает о прошлом.
Вот такая судьба генерала. Какие уроки можно извлечь из его жизни? Первый: каждый народ должен жить на своей земле и не трогать соседей – чужое плохо приживается. И второй, как говорил один политик той эпохи, учиться военному делу настоящим образом, тогда и мир будет прочным.

Валерий ЦАПКОВ
Фото Юрия МАКАРЧУКА

Воины-афганцы встретились за хирургическим столом в Бресте


"Брестский вестник"

Один из них стоял со скальпелем, другой – лежал на столе, ожидая замены тазобедренного сустава. А третий сейчас описывает их встречу…
Произошла она в минувший четверг в хирургическом отделении центральной городской больницы, в новом красивом здании у реки. Безупречная чистота коридоров, а из окна – отличный вид на Мухавец. Сергей Николаевич явно уставший, в этот день у него уже была операция. Поэтому он сказал кратко:

– Что вы хотите знать?
– В каком полку служили? – спросил я.
– В 317-м парашютно-десантном полку.
– И я…

Да, это была большая неожиданность: молодой лейтенант медицинской службы Сергей Подуто служил в Афганистане, что называется, «по первому кругу». То есть входил, а точнее, влетал туда в числе первых, в составе Витебской десантной дивизии. Поэтому естественно спросить, как там было четырьмя годами ранее. Вот фраза из его рассказа: «Полковой медицинский пункт занимал единственное стационарное здание, все остальные жили в палатках, под ливанскими кедрами». Чтобы понять эту фразу, сначала надо уяснить, что это за место. Найдите в Интернете на гугл-карте объект «Afghanistan, Kabul, Arg». Это президентский дворец в центре города. А за его стенами на открытой площадке и поставили палатки 317-го парашютно-десантного полка. Зима в палатках – это такой «военный туризм», непередаваемые ощущения! И ливанские кедры там росли, с густой кроной, а вдоль дорожек текли арыки, в которых летом можно было поймать аквариумных рыбок гуппи. 

Полк охранял внешний периметр президентского дворца, а один из батальонов – и внутренний. Относительно медицинской части полковой жизни Сергей Николаевич вспомнил жесткую работу по профилактике инфекционных заболеваний: гепатит и брюшной тиф могут косить ряды солдат посильнее пуль и осколков.

Вспомнил он и бой 3-го батальона в провинции Асадабад. Это был первый бой Советской армии в горно-пустынной местности в послевоенный период и первая боевая высадка с вертолётов в горах. Это был жестокий урок – 37 погибших и 26 раненых. Вообще, Афганская война сильно встряхнула армию, которая воспитывалась как наследница больших побед в Великой Отечественной войне. Героизм дедов не избавляет внуков от обучения искусству войны в новых условиях. А для военной медицины эта война стала источником практического опыта. Как рассказал Сергей Подуто, практически все молодые врачи прошли через Афганистан, своими руками «чиня» всевозможные боевые травмы.

После службы в Афганистане была Военно-медицинская академия, затем – Группа советских войск в Германии. В «Медицинском вестнике» за позапрошлый год есть интереснейшая статья о том, как в его руки хирурга попал Владимир Винокур. Но в ней не приведены слова самого артиста о том случае. Поэтому процитирую его согласно другому источнику: «…у меня вывих из таза левой ноги, на правой – перелом бедра. Болевой шок, я ничего не соображаю. Подбежал мой директор, сегодня известный продюсер Александр Достман, вытащил меня из машины, вырвал прямо с сидением. Через несколько минут из ближайшей деревни Рансдорф приехала «скорая». Спустя два дня ночью мне сделали операцию, прилетел Кобзон. Врачи говорят: «Правой ноге – капут, надо отрезать!» Немцы настаивали на ампутации. Я попросил Иосифа: «Пусть меня заберут наши военные, даже если исход неприятный, пусть лучше у нас отрежут». А мне немцы уже просверлили дырку в ноге, вытяжку сделали... В общем, наши военные – огромное им спасибо! – меня по частям сложили, и через три с половиной месяца я встал на костыли…»

Теперь вы поняли, чем занимается подполковник запаса, врач высшей квалификационной категории Сергей Подуто в центральной городской больнице Бреста. Теперь пойдём в палату к другому «афганцу»…
Сержант на «Шилке»
Худощавый усатый мужчина лежит на койке и улыбается, увидев вошедшего доктора. Тот спрашивает о самочувствии (это послеоперационная палата). Позже Сергей Николаевич объяснил, что реабилитация должна проходить под контролем врачей – так пациент, что называется, быстрее станет в строй. А Виталий Янчук лежал на койке и счастливо улыбался, ведь после замены тазобедренного сустава он уже оправился и готовится к выписке. На вопрос, где служил, он ответил так: «Сержант запаса. Ездил на «Шилке», служил в Кундузе, ездил в колоннах, в августе 1984-го демобилизовался. Имел лёгкое ранение». 


Как не вспомнить эту четырёхствольную шайтан-машину. Если она сопровождала колонну машин на горных дорогах – противник не высовывался. На вопрос, что интересного помнит, Виталий Васильевич пожал плечами. Вот так оно и бывает: мы ждем от «афганцев» красочных рассказов, а парень в свое время честно отсидел в боевой машине, поэтому никто и не напал. И рассказать нечего. Зато своей непримечательной службой уберёг много жизней.

Добавим, что на протезирование Виталий попал вне очереди, как воин-афганец. По моему мнению, это единственная из льгот, которая сейчас имеет какой-то вес. Но лучше бы необходимости ей пользоваться не возникало.

К сожалению, восприятие той войны и льгот ветеранам сейчас сильно искажено как старыми идеологическими штампами, так и сознательным очернением нашей истории со стороны наших же геополитических противников.

На мой взгляд, самое неудачное и вредное словосочетание – «интернациональный долг». Если говорить о долгах, то СССР в двадцать предвоенных лет вложил огромные деньги в развитие промышленности и инфраструктуры Афганистана. Сотни миллионов долларов. Заводы, разведанные месторождения полезных ископаемых. До сих пор Кабул освещается от электростанции, построенной советскими специалистами. А за право добывать медь, уран и литий там до сих пор бьются, и конца этому не видно. На 1984 год, когда служил там Виталий, должен был приходиться срок возврата огромных кредитов, выданных на модернизацию Афганистана, но это стало годом роста боёв. Наша страна, говоря современным языком, защищала свои инвестиции, и этого не нужно стыдиться. Посмотрите, что творится на нефтеносном юге: за доступ к ресурсам сметают правительства и разносят вдребезги государства. Даже в Евросоюз не примут, пока не вступишь в НАТО и не разместишь чужие войска на своей территории как страховку возврата вложенных инвестиций.

Ну а что касается «долга», так это не наши солдаты и офицеры были кому-то должны, а государство. Льготы – отсроченная плата за военную службу и риск погибнуть или вернуться искалеченным.
Цена сустава и труда врачей
Когда беседовали в палате, врач упомянул, что Виталий Васильевич нарушал лечебный режим. Проснулся старый рефлекс, и я строго попросил пациента: «Товарищ сержант, не делайте так больше».

А когда выходили из палаты, один из пациентов спросил: «Доктор, а не могли бы вы объяснить, чем отличается инфаркт от инсульта?»
Доктор отшутился, – представляю, сколько раз за его службу в армии, работу сначала в военном госпитале в Бресте, потом в ЦГБ спрашивали об этом. Увы, взрослые люди порой не знают элементарных вещей и попадают на больничную койку из-за неправильного поведения и питания.

Рассказывая, что приводит к необходимости менять коленный или тазобедренный сустав, Сергей Николаевич с горечью говорил и об избыточном весе, и о вредных привычках, которые создают лишнюю нагрузку на «шарниры». Развивать тему не будем: информации по ней сколько угодно. Проблема в том, чтобы она доходила до ума и меняла привычки людей. Знания, которые не меняют поведение, проходят мимо.

Уже после беседы я стал наводить справки: сколько стоит такая операция в разных странах. Для граждан Беларуси она бесплатна – мы социально ориентированное государство. Но рыночная цена операции, без указания конкретных клиник и городов, – от 4 до 6 тысяч долларов. На больничную койку могут привести заболевания, которые от конкретного человека не зависят – так уж выпало ему. Но есть и другое.

Представьте себе: живет человек своей жизнью, неправильным питанием набирает излишний вес, неправильными напитками вымывает кальций из костей, не любит гулять… А потом – раз, перелом шейки бедра или сустав стёрся. В результате государство «выставили» на тысячи долларов, включая цену суставов и труда врачей. Про заработные платы хирургов я из деликатности спрашивать не стал, потому как представил, сколько стоит его подготовка и опыт, когда за плечами сотни операций. В общем, граждане, старайтесь вести себя правильно.


Мы уже собрались уходить, и тут Виталий на костылях бодро вышел из палаты, и мы втроём сфотографировались. 

Валерий ЦАПКОВ
Фото Юрия МАКАРЧУКА

Как в Бресте отметили День танкиста


Когда-то под Брестом был мощный бронированный кулак, танкодромы за городской чертой содрогались от боевых машин. Сейчас танки ушли, но танкисты остались.
Автор фото: Валерий ЦАПКОВ
В воскресенье, 10 сентября, в Южном ветераны 76-й танковой дивизии отмечали свой профессиональный праздник. Вот как это проходило.


У памятника героям, погибшим в Великой Отечественной войне, выстроились в две шеренги ветераны дивизии. Затем было доложено о построении полковнику запаса, бывшему командиру дивизии. Возложен венок к памятнику, после чего ветераны направились в Центр культуры и досуга «Южный Брест».

Сколько танков было в Бресте
Здесь нужно сделать экскурс в военную историю, чтобы понять, сколько танков было в Бресте. В советские времена у нас дислоцировалось две дивизии: в «Северном» – 50-я гвардейская мотострелковая дивизия, «Донецкая», ведь она когда-то освобождала Украину. В её составе был танковый полк – 94 танка Т-72, а в мотострелковых полках – по танковому батальону, в каждом по 31 машине. Вот и считайте – 187 танков, это данные на 1990 год. 

А в Южном дислоцировалась 76-я танковая дивизия. Их штаб был там, где сейчас дислоцируются десантники. В конце 1980-х она преобразована в 5356-ю базу хранения вооружения и техники. На вооружении у неё состояло 314 Т-62 и изрядное количество другой боевой техники. То есть под закат СССР под Брестом было почти 600 танков. Можно представить себе, сколько брестчан были в своё время связаны с танковыми войсками.

По городам с салютом
На собрании в актовом зале сначала выступил с кратким докладом полковник Виталий Мостовой. Он рассказал об истории праздника: «Учреждён он Указом Президиума Верховного Совета СССР от 11 июля 1946 года в ознаменование больших заслуг бронетанковых и механизированных войск в разгроме противника в годы Великой Отечественной войны, а также за заслуги танкостроителей в оснащении вооружённых сил страны бронетанковой техникой. До 1980 года он отмечался 11 сентября, поскольку в этот день в 1944 году советские войска добились серьёзных успехов во время проведения Восточно-Карпатской операции. А с 1980-го Указом Президиума Верховного Совета СССР установлена текущая дата празднования – второе воскресенье сентября. В 50-х годах праздник отмечался с большим размахом, с прохождением танковых колонн по городам и с салютом». Докладчик высказал мнение, что хотя сейчас принято считать самыми мощными воздушно-космические силы, но победа приходит, когда пехотинец с автоматом при поддержке танка ступит на землю.


Три танкиста или четыре?
Далее последовало награждение ветеранов нагрудным юбилейным знаком «Белорусский союз офицеров: 25 лет». Затем в рабочем порядке избрали нового председателя совета ветеранов дивизии: им стал полковник Николай Иванченко. Ну а после начался концерт. Сначала со сцены грянула песня «Три танкиста», которую подхватил зал. Поскольку в зале находились профессионалы, удалось получить разъяснения, почему в песне поётся про трёх танкистов, а уже в Великую Отечественную войну воевали «четыре танкиста и собака». У героев песни были реальные прототипы, сражавшиеся у озера Хасан в 1938 году на танке БТ-7, их было как раз трое. А потом перед собравшимися полились песни в исполнении великолепно подобранных голосов ансамбля «Сударушка».

По суше и по дну
После торжественной части началось живое неформальное общение. Вспоминали друзей, сослуживцев, случаи из боевой учёбы. Некоторые рассказы производили сильное впечатление, например, об обучении подводному вождению. Одно из упражнений предполагало постепенное заполнение водой места водителя-механика. Представьте себе тесное помещение, которое медленно заполняется водой сначала по колено, потом по пояс, а вскоре уже и по горло. Затем вода заполняет всё. Тогда надо с помощью специального химического патрона пустить себе кислород в изолирующий противогаз и – продолжать управление танком…


Зачем? В условиях войны реки проще преодолевать по мостам и переправам, но так они уязвимы для авиации противника. А в возможности танков заложено преодоление рек по дну на глубине до шести метров, но в критичных случаях, чтобы открыть люки на глубине, сначала надо пустить в них воду. «Вынимаешь тримплекс – и в танк льётся вода, выравнивается давление», – объяснил подполковник Николай Прудников. Тримплекс – это что-то вроде перископа, при помощи которого танкист обозревает местность. Вот такая была боевая учёба танкистов, не для слабых духом.

В столице – масштабно
С большим размахом День танкиста отпраздновали в Минске. Днем ранее всех причастных поздравил министр обороны генерал-лейтенант Андрей Равков, в его послании были такие слова: «Современное поколение защитников Отечества достойно продолжает боевые традиции фронтовиков, настойчиво совершенствует боевое мастерство, служит примером выполнения воинского долга.

Оборонно-промышленный комплекс нашей страны эффективно решает задачи модернизации образцов бронетанковой техники и вооружения. Белорусский народ может быть твердо уверен: воины-танкисты наших вооруженных сил надежно обеспечивают мир и безопасность Республики Беларусь.

Поздравляю личный состав, ветеранов танковых войск, работников танкоремонтного завода и других предприятий оборонной промышленности со знаменательным праздником – Днем танкистов!».

В реале и виртуале
Праздничные мероприятия развернули на территории историко-культурного комплекса «Линия Сталина» и непосредственно в городе, в столичном парке Победы. В Минске организаторами выступили создатели известной во всем мире компьютерной игры World of Tanks. Территория парка превратилась в огромную площадку развлечений для детей и взрослых. Праздник в центре проходил под лозунгом «День танкиста – наш праздник!». Возможно, неслучайно эта игра, захватившая мир, родилась в Беларуси, исполненной духа уважения к танкистам.

Валерий ЦАПКОВ

26 авг. 2017 г.

Minsk-Kabul - 610 &


http://www.momondo.co.uk

LinkWithin

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...